HaþuwulafRhAeruwulafiR

WarAitrunARþAiAR

«По Харивульфу Хатувульф, [сын] Херувульфов, начертал эти руны».

Наконец, четвертый — самый знаменитый — камень из Бьоркеторпа.

Три менгира высотой более 4 метров стоят кругом на лесной поляне неподалеку от Бьоркеторпа; один из них несет руническую надпись. Неподалеку находится древний круг стоячих камней, а в трех километрах к северу — поле могильников железного века. Камень с рунами всегда считался, в соответствии с местными легенда­ми, погребальным; в 1914 году здесь были произведены археоло­гические раскопки — ни под кам­нем, ни в непосредственной близо­сти от него погребения обнаруже­но не было. Говоря вообще, это не так много значит, - нема­ло связанных с погребени­ями рунических камней найдены довольно далеко от собственно захороне­ния; тем не менее с того времени камень считается, как правило, кенота­фом[146]. В целом, бьоркеторпская группа памятни­ков является, несомненно, сакральным местом, при­чем весьма значимым, — это могло быть святилище клана или народа, которым в Вендельскую эпоху правили короли-маги с волчьими име­нами...

Бьоркеторпская надпись не упоминает клановых имен, кото­рые мы видели в трех предыдущих надписях, но, несомненно, относится к той же локальной традиции. Во-первых, все четыре надписи выполнены одним и тем же вариантом Футарка; все они датируются ориентировочно VII веком — т.е. являются более-менее ровесниками Эггъюмского камня, чем и объясняется сход­ство рун Эггьюма и Блекинге.


А во-вторых, — и в контексте данного раздела это гораздо важ­нее — Стентофтенский и Бьоркеторпский камни несут одно и то же руническое заклятье: вторая часть Стентофтенской надписи и первая часть Бьоркеторпской практически совпадают, за исклю­чением перестановки некоторых слов и грамматических вариа­ций (hideR — haidR и др.).

Итак, первая часть надписи на камне из Бьоркеторпа (лицевая сторона камня):

HAidRrunoronu

FAlAhAkhAiderAg

InArunARArAgeu

HAerAmAlAusR

UtiARwelAdAude

SARþAtbArutR

Первая строка заклятья вызывает сомнения у всех исследова­телей; речь идет о рунах и о магии, но точный смысл фразы вос­становить невозможно. Зато дальнейший текст переводится лишь с небольшими проблемами:

Я укрыл здесь могучие руны.

[Быть в] беспутстве,

не знать покоя,

в изгнании [быть] убитым волшебством



тому, кто разрушит это.

Тыльная сторона камня несет одну корот­кую надпись uth ArAbAsbA, которую, как пра­вило, переводят как «зловещее, гибельное предзнаменование».

В целом, заклинание, используемое на камнях из Блекинге (Стентофтенском и Бьоркеторпском), образует своего рода «пару» к заклинательному тексту на камне из Эггъюма. Последний явно прежде всего имеет своей целью закрыть «про ход» из Иного мира, в то время как блекингские заклятья направлены в основном на охрану того, что они скрывают, от людей.

В Бьоркеторпе, к слову, суще­ствует любопытная легенда, историчность которой, разуме­ется, проверить невозможно, но которая интересна самим отношением к камню.

Местное предание говорит, что некогда — очень и очень давно — жил один человек, земли которого примы­кали к поляне, где стоят три камня. И вот он решил убрать камни, чтобы расчистить ещё кусок земли, которую можно было бы возделы­вать. Он развел вокруг камня с рунами костер, чтобы раскалить его, а потом полить холодной водой в надежде, что камень расколется. Стояла безветренная погода, но, когда костер, наконец, сильно разгорелся, пламя вдруг метнулось и опалило этого человека. У него загорелись волосы и одежда; человек бросился на землю в надежде потушить огонь. Ничего не вышло; «и он умер в страш­ных мучениях».

Огонь вокруг камня погас сам собой.

* * *

Итак, попытаемся обозначить основные техники, использо­вавшиеся эрилями при создании текстовых рунических заклина­ний, т.е. заклинаний, достаточно больших по объему и допускаю­щих прочтение как связного (литературного) текста. Необходимо сказать, что неизвестно ни одного памятника, в заклинательной надписи на котором использовались бы все называемые ниже приемы, и ни один из этих приемов не встречается на всех без исключения памятниках. Это означает, что ни один из них не был обязательным элементом «канона», который явно существо­вал, — мы видим это уже по очень небольшой изменчивости языка, на котором выполнены рассматриваемые надписи, на протяжении практически всей классической эпохи развития рунического Искусства (на фоне существенных изменений, которые происходили в это время с живыми северными языка­ми). Довольно условно мы называем этот канонический заклинательный язык «древнесеверным»; более точное его название — «язык древнейших рунических надписей» (Э.А. Макаев, 1965). Однако в техническом своем аспекте данный «канон» был, судя по всему, весьма гибок.



С другой стороны, нам неизвестно и практически ни одного текстового рунического заклинания, в котором не использовалось бы ни одного из описанных ниже приемов. Следовательно, их применение подразумевалось всё-таки обязательным, хотя заклинательный «канон» оставлял мастеру довольно широкий простор для выбора — исходя из цели заклинания, интуитивных сообра­жений мастера, его таланта и просто личных предпочтений.

Итак...

Использование магии чисел

О рунической нумерологии мы уже говорили в предыдущем разделе, однако нужно помнить, что наши представления об этом вопросе весьма и весьма поверхностны. Можно утверждать, что помимо удвоения и утроения рун, создания надписей с числом знаков, имеющим сакральный смысл и других известных приемов, при создании текстов значительной длины эрили использовали и другие техники, о которых мы ничего или почти ничего не знаем.

Так, например, обратите внимание на длину строк в Бьоркеторпском заклинании: 13,13,14,12,14,12. Та последовательность явно неслучайна: строки искусственно подогнаны под нужную длину. Так, в строке 2 опущена руна, грамматически необходи­мая, — после 10-го знака должна стоять руна Эваз E. Кроме того, текст разбит на строки таким образом, что начала слов оказыва­ются на одной строке, а концы - на другой. Например, ginArunARзаписано так, что g осталось на одной строке, а остальное попало в следующую. Кроме того, средняя длина строки составляет ровно 13, без дробей. Соответственно, к слову, общая длина текста — 78 рун, т.е. трижды по 26, трижды вероятное число знаков при­мененного здесь рунического строя[147]...


5595683595532201.html
5595721966156041.html
    PR.RU™