Учителя толерантности

"Ваши убеждения мне чужды, но за ваше право их отстаивать я готов пожертвовать жизнью".
Франсуа-Мари Вольтер

В отличие от Вольтера, многие сегодняшние апологеты толерантности предпочитают жертвовать чужими жизнями – в Сербии, в Ираке, в Палестине… Да и у нас в России.

Евгений Романов из Челябинска разместил в сети статью "Вирус толерантности", в которой обвинил её идеологов в лишении жизни тех людей, которые могли бы родиться, но… "Едва начался XXI век, всех детей, живущих в Челябинске, начали обрабатывать "половым воспитанием", – пишет Е. Романов. Методические указания и инструкции, книги с бесстыдными стишками, уроки с резиновыми изделиями, приказы областного и городского управлений образования, которые с энтузиазмом подхватываются в районах и школах… Начала работу выставка, где детей в игровой форме понуждают к половой жизни, причём сразу с несколькими партнерами… Тем же, кто пытается отказаться от такого рода "педагогических услуг", сразу указывают на нетерпимость и отсутствие толерантности".

В 2003 году посол США в России А. Вершбоу объявил об учреждении денежных грантов за программы воспитания толерантности, речь шла о терпимости по отношению к сектам, появившимся в изобилии в нашей стране. Как по приказу, официальная пресса многих регионов дружно начала обрабатывать сознание граждан статьями о пользе толерантности.

"С этого момента официальное мнение администрации города и области устанавливает приоритет мормонов, "иеговистов", "Новой жизни" и многих других сект над православием и исламом, – констатирует Романов. – Слабые попытки приверженцев традиционных религий указать на несправедливость такого положения были легко отражены обвинениями в нетолерантности, ханжестве и мракобесии".

Увы, оплаченные американскими "благотворителями" чиновники оказывали поддержку всяческим религиозным объединениям и у нас в Якутии. Вспомним, что именно в это время в столице выросло солидное здание новоапостольской церкви, Якутский университет оккупировали муниты, а республиканское телевидение транслировало проповеди заезжих пастырей.

Но и сегодня в наши дома настырно лезут "иеговисты", кришнаиты и прочая; и сегодня в республике действуют тоталитарно-деструктивные секты, о которых рассказывается в этом номере. Зато с какой яростной критикой обрушились некоторые газеты на Департамент по делам народностей и федеративным отношениям РС(Я) и Якутскую епархию РПЦ, когда в октябре 2006 они провели конференцию "Основы духовной безопасности Дальневосточного региона"!



Хотя, как показало исследование самих СМИ, проведённое Независимым Институтом Коммуникативистики, около 40% всех публикаций содержат "отчётливо выраженные признаки интолерантной интенции". Главную причину агрессии журналистов специалисты видят в отсутствии "ясных этических и профессиональных ориентиров, навыков освещения расовых, этнических и религиозных отношений". Может быть, поэтому, когда на последних Рождественских чтениях в Якутске за "круглым столом" с представителями местных СМИ возник вопрос: "Должна ли пресса говорить о нравственных ценностях?", прозвучала отповедь: "Мы должны информировать, но не навязывать эти вещи".

Понятно – нравственность (в отличие от безнравственности) навязывать нельзя. Только где та грань, которая проходит между информацией и проповедью? То, что в городе N освятили храм, – это сообщение? А то, что Христос воскрес, – это информация или нет? То, что православные празднуют очередной праздник с такими-то приметами и традициями, – это новость? А то, что есть заповеди Божии, есть грех, и человек погибнет, если будет жить вопреки воле и замыслу Спасителя о нём, – это покушение на толерантность?

Новый "опиум для народа"

"Я думаю, что если бы дремлющего в человеке зверя можно было остановить угрозою, всё равно, каталажки или загробного воздаяния, высшею эмблемою человечества был бы цирковой укротитель с хлыстом, а не жертвующий собой проповедник. Но в том-то и дело, что человека столетиями поднимала над животными и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной Истины, притягательность её примера".
Борис Пастернак. "Доктор Живаго"

Все эти факты подтверждают высказываемую учёными мысль, что сегодня идейное движение толерантности обретает религиозный – точнее, квазирелигиозный – привкус.

Упрёки в недостатке толерантности раздаются, главным образом, в адрес религий. И отчасти это справедливо. Ведь любая религия претендует на владение абсолютной Истиной, придающей жизни смысл и определяющей нравственные законы. Следовательно, всякая религия – по самой своей природе – ограничивает толерантность к инакомыслию. "Поистине умиляет, – пишет С.Д. Лебедев, доцент социально-психологического факультета БелГУ, – когда светские гуманисты наперебой критикуют религиозную культуру и мировоззрение за недостаток толерантности к другим религиям или к атеизму, абсолютно не думая о том, в каком отношении к толерантности находятся в этот момент они сами".



Главный концептуальный "механизм" светской толерантности – признание относительности любых идеалов. Для одного гомосексуализм – нормальное явление, другой не видит ничего плохого в законодательном разрешении лёгких наркотиков, третий – в легализации публичных домов. Можно глумиться над чужими святынями, оправдывая этим художественный поиск, можно перевирать историю, потому что ничего святого нет. Человек в праве исповедовать вакхабизм, ленинизм, сатанизм… Все религии одинаково нужны (или не нужны). И если ты веришь не в это, а к примеру, в Христа, то ты – маргинал. Никаких абсолютных Истин! – и только это абсолютно. У каждого своя правда… И попробуй возрази! Так толерантность превращается в идола.

"Религия толерантности", – предупреждает Лебедев, – явление не менее тревожное, чем религиозный фундаментализм, поскольку она точно так же исключает из категории "терпимых" всех, кто её не разделяет… Толерантность очень легко обращается в "тоталерантность".

Оказывается, не только религии могут входить в противоречие с ценностями, нормами и стереотипами светского общества. Но и светская культура способна ущемлять религиозные культуры, заставляя их отступать от жизненно важных канонов и норм. "Причём сегодня это делается не под флагом воинствующего атеизма или скептицизма, а именно под флагом толерантности. Здесь, на наш взгляд, уместно вслед за Х. Мартинесом-Торроном говорить об антирелигиозном фундаментализме", – пишет Лебедев.

Один из ведущих современных мыслителей С.Г. Кара-Мурза приводит яркий пример подобной диктатуры толерантности – нашумевшее издание в США "политически правильной Библии". В результате радикальной "толерантизации" из Библии были "вычищены следы чего бы то ни было, что может вызывать раздражение любой социальной группы". Так, например, выброшено указание на то, что Христа распяли иудеи. Экая мелочь! Не раздражать же из-за неё финансовых магнатов. Чтобы не обидеть феминисток, подчистили анкету Саваофа он теперь не Бог-отец, а "Бог-отец-мать". "Отче наш!" отменяется. Даже слово Господь как синоним Бога устранено – да здравствует демократия, никаких господ!"

Но не спешите смеяться над свихнувшимися на политкорректности американцами. Не знаю, какие побуждения двигали глубокоуважаемым (по-настоящему) профессором филологического факультета ЯГУ Н.Г. Самсоновым, однако, говоря о роли святых Кирилла и Мефодия на празднованиях дня славянской письменности и культуры, он ни разу не произнёс слов "Евангелие", "христианство", "богослужение" и т.д. Будто забыл, что цель равноапостольных братьев была вовсе не в создании письменности как таковой. Они желали донести до славянских народов Слово Божие, за что немало пострадали как от язычников, так и от католических епископов. По существу, и русская и якутская литература – это побочный продукт христианской проповеди, православного миссионерства. "По плодам их узнаете их", – помнят даже те, кто никогда не читал Священного Писания. И надо просто осознать, что если боковая ветвь Православия дала такую великую литературу, то каков же плод приносит основная лоза!

Увы, пример манипуляции массовым сознанием являет и созданный (при поддержке Фонда Сороса) российский Институт толерантности. Представьте, в условиях объявленного им конкурса "Экспедиция толерантности" на о. Соловки, призванного "заинтересовать и активно вовлечь молодёжь в социально-ориентированные проекты, повысить её информированность в сфере демократических преобразований, в частности, в отношении распространения ценностей толерантности… и работы по сохранению исторической памяти", я не обнаружила ни одного (амнезия?!) упоминания слов "православный", "священник", "монах" и т.д. Об архипелаге, знаменитом своим монастырём (основанным ещё в XV веке), и ставшим в ХХ столетии Голгофой православного священства, местом захоронения тысяч новомучеников, сказано: "Памятник уникального духовного противостояния тоталитаризму".

"Не бойтесь Соловков, – говорил некогда Михаил Нестеров. – Там Христос близко". Чего же так боятся нынешние борцы за толерантность? И как бы в атмосфере такой "свободы" не задохнуться – ни нам самим, ни исторической правде.



5218421955331995.html
5218497074048362.html
    PR.RU™